Some contents or functionalities here are not available due to your cookie preferences!

This happens because the functionality/content marked as «Facebook Pixel [noscript]» uses cookies that you choosed to keep disabled. In order to view this content or use this functionality, please enable cookies: click here to open your cookie preferences.

Заключение Макиавелли в Барджелло

Февраль 1513 - часть 2

Обвинения

Обвинения, что привели в 1513 к аресту и заключении Никколо Макиавелли , были крайне тяжелыми: заговор против Медичи. Таковые факты: четыре молодых флорентийца, среди которых представители знатных семейств Каппони и Босколи, подготовили свой неумелый заговор с целью восстановления республикансого правления. Джулиано-Медичи_optВ осуществлении задуманного они не зашли далеко, так что Джулиано Медичи (сын Лоренцо Великолепного, в то время практически государь во Флоренции), которого задумано было убывать,  посчитал их план не более чем ребячеством.
Обращаясь к судьям, Джулиано воззвал к великодушию, отметив, что намерения заговорщиков были «проявлены без особенного порядка, основания, последовательности, и, следовательно, без особенной опасности», и что главари были «малозначимые и малочисленные их сторонников».

Тем не менее следователи, в ходе обыска, обнаружили список, составленный одним из заговорщиков, в котором было около 20 имён; среди них — имя Никколо Макиавелли. Вероятно, заговорщики составили список имён людей, которые, по их мнению, могли бы разделить их желание свергнуть Медичи. Макиавелли же пребывал в абсолютном неведении относительно задуманного ими плана, но тот факт, что его имя было в списке, стало причиной его ареста. Стоит напомнить, что тогда не существовала презумпции невиновности: для ареста считалось достаточным подозрение, а для вынесение приговора главным было признание.

 

 

Заключение

19 февраля 1513 ворота темницы Барджелло закрылись за спиной Никколо. Барджелло тогда было мрачной и устрашающей темницей Флоренции. Никколо Макиавелли сразу же следователи передали в руки палача, что его пытал.

Описание заключения, что продолжалось до марта 1513, сделал он сам в стихах сонета, что направил Джулиано Медичи с просьбой о помиловании:

дворик-Барджелло_optВ колодках ноги, плечи вперехват
шесть раз веревкой толстой обмотали…
Про остальные умолчу детали.
Поэтов ныне чтут на новый лад!

Огромные, что бабочки, кишат
вши на стенах, и так, как здесь, едва ли
воняло после битвы в Ронсевале,
и на сардинских свалках меньше смрад.

Засовы громыхают беспрестанно,
как будто рядом ударяет гром
и ожил кратер близкого вулкана.

Одних выталкивают из хоромы,
других приводит злобная охрана,
и третьи вопиют под потолком.

Когда б еще притом
чуть свет священник не будил словами:
«Я к вам пришел, дабы молиться с вами».

Что ж, виноваты сами!
Пусть подыхают в петле. В добрый час!
А я помилованья жду от вас.

(перевод Е.М.Солоновича)

Горчайшая ирония, что сквозит в этих строчках, жесткость слов в адрес заговорщиков, которых вели на эшафот, — все это вышло из-под пера человека, ещё недавно занимавшего должность почетного секретаря Канцелярии, а теперь заключенного в вонючую камеру из-за чужой неосторожности и легкомыслия. Пытки, которым он подвергался, и ясное осознание, что впереди его ждал только смертный приговор или, в лучшем случаем, пожизненное заточение в отдаленной крепости, усугубляют желчь его слов.

Время шло в ожидании помилование….

Но время шло, других казнили, а он продолжал сидеть, так как для правосудия той эпохи доказательством вины считалось признание, пусть даже полученное под пытками. Но Макиавелли не признался, несмотря на то, что палач вывихнул ему суставы рук. Он не мог признаться, потому что был невиновен, мужественный, хотя и не надеялся на оправдании. Политическая обстановка, а это он понимал лучше кого бы то ни было, не склоняла правосудие  к великодушному помилованию. Его единственной надеждой было личное сочувствие и помилование от самого Джулиано Медичи.

Как прочли помилования он просил с удивительным достоинством, не унижаясь, без клятвы в верности, без перечисления и оплакивания собственных бед, а в самой неожиданной форме: в стихах сонета, тем самым проявляя качество, что все в нем признавали — иронию. Неизвестно, как воспринял эти стихи Джулиано, и продемонстрировал бы он своё великодушие.

О том, что случилось с заключенным Макиавелли в том холодном феврале и ветренном марте 1513 года почитайте в следуюших страницах.

Также приглашаем Вас совершать прогульку по Флоренции по стопам Никколо Макиавелли, и посетить с нами не только Дворец Синьории, где Канцеляря, но и Музей Барджелло, и левобережный район города Олтрарно, где Никколо жил. Интересно уделить внимание и Капеллам Медичи, где похоронен Джулиано Медичи, в Новой Ризнице созданной Микелнджело.

Почитайте первую и последуюшие две части рассказа о драматичном году 1513, и о том, что пережил тогда Макиавелли: часть I , часть III , часть IV

(К. Баркуччи)


«

On this website we use first or third-party tools that store small files (cookie) on your device. Cookies are normally used to allow the site to run properly (technical cookies), to generate navigation usage reports (statistics cookies) and to suitable advertise our services/products (profiling cookies). We can directly use technical cookies, but you have the right to choose whether or not to enable statistical and profiling cookies. Enabling these cookies, you help us to offer you a better experience. Privacy

Some contents or functionalities here are not available due to your cookie preferences!

This happens because the functionality/content marked as «%SERVICE_NAME%» uses cookies that you choosed to keep disabled. In order to view this content or use this functionality, please enable cookies: click here to open your cookie preferences.